Татьяна Фролова: жизнь на сцене

Подписаться на рассылку новостей портала Lux-Time.ru

В гостях у наc побывал, быть может, нехарактерный, но от этого еще более интересный гость. Это прекрасная женщина, мудрый наставник и просто приятный собеседник. Балерина с многолетним опытом выступлений на крупнейших сценах России и Зарубежья, народная артистка России – Татьяна Александровна Фролова!

Tatjana-Frolova-zhizn-na-sceneРед.: Что для вас балет? И каким образом увлечение переросло в ремесло?

Т.Ф.: Балет – это вся моя жизнь! Все начиналось с того, что я ходила в секцию спортивной гимнастики в высшую школу спортивного мастерства им. Штукмана, где занималась у его супруги Риммы Александровны. А потом пришел тот момент, когда стало очень страшно. Трюки были сложные, падали очень больно. И тогда один хореограф посоветовал мне пойти в балет. Моим первым педагогом была легендарная Валентина Александровна Нарожная. Нельзя сказать, что я пришла и сразу полюбила балетное искусство. Нет. Просто я с детства, с пяти лет, если точнее, привыкла работать в спорте. Балет – это тоже серьезный труд. Даже самый способный воспитанник, имея прекрасные данные, без работы через несколько лет становится самым последним учеником, потому что мышечный тонус и работоспособность очень важны в этом искусстве. А моя любовь к балету пришла тогда, когда я впервые вышла на сцену. Когда видишь зрительный зал, публику и к тому же понимаешь, что у тебя все получается, – это непередаваемо.

Ред.: Часто ли вас посещало волнение перед выступлениями?

Т.Ф.: Волнение было всегда. Обязательно. Долгая бессонная ночь перед выступлением, в течение которой прокручиваешь в голове весь спектакль «от» и «до»: положение головы, наклоны, улыбки, движения руками. Все-все-все. И следующую ночь после танца я тоже не спала, потому что, во-первых, ноги не могли никак успокоиться от напряжения, а во-вторых, шел процесс самоанализа. Размышляла о том, что получилось, а что нет, что надо исправить и над чем еще работать.

Биографическая справка:
Родилась 7 октября 1965 года в столице Туркменистана городе Ашхабаде. Единственная на сегодняшний день Народная артистка-балерина Воронежской области. С детства увлекалась спортом, занималась гимнастикой. В Воронежском хореографическом училище оказалась сразу после окончания 3 класса средней школы.

Tatjana-Frolova-zhizn-na-sceneРед.: Какие качества, по вашему мнению, воспитывает балет?

Т.Ф.: Первое и самое главное – балет несет внутреннюю культуру. Я заканчивала свое обучение у великого педагога Набили Валитовой, и она всегда говорила: «После того, как ты вышел на сцену, зритель через пять минут видит, дурак ты или умный». Какой бы ни был грим или костюм. Если в душе и в голове ничего нет, если человек не читает книги, не посещает выставки картин, получается тупое «задирание ног». Будучи на сцене, ты обязательно должен содержать образ, должен быть интересен зрителю, уметь перевоплощаться. Для меня именно это было самым интересным. Балет сам по себе – ремесло. Прыжки, поддержки, растяжка. А самое важное – это когда ты можешь играть. Мне повезло, моим последним спектаклем в Театре оперы и балета был балет «Анюта» по произведению А.П. Чехова «Анна на шее». А интересен он тем, что в первом акте перед зрителем предстает несчастная девушка, ищущая любви. И постепенно происходит перевоплощение: из этой чистой юной девушки появляется «Анна на шее», содержанка, играющая мужчинами. Когда этот процесс удается перенести в зрительный зал и ты видишь, как человек испытывает эмоции (плачет или смеется), ты понимаешь, что не зря выходил на сцену. Я уже три года, как не танцую, и, когда появляюсь в театре, меня постоянно спрашивают, почему. А я отвечаю: «Старенькие не танцуют. Балет – дело молодых» (улыбается).

Ред.: А у вас есть любимая балетная партия?

Т.Ф.: С огромным удовольствием я танцевала партию Китри из балета «Дон Кихот», потому что она прекрасно «легла» на мою природу. Музыка, темперамент, техника, яркие костюмы, юмор, шутки… Все так гармонично сплеталось в этом спектакле, что мне не оставалось ничего, кроме как радоваться тому, что вокруг происходит. Очень любила Кармен, несмотря на то, что многие ее осуждают.

"Вся жизнь балерины — это школа. Ты приходишь на сцену, многого не зная, и пока научишься — уже пора на пенсию. Но если у тебя есть твердая цель — ты откажешься от всего, что способно помешать ее достижению: еды, например, интернета каждый день. Сейчас у меня есть такие ученики. Их единицы, но мы держим за них кулачки.

Ред.: Можете ли вы дать рекомендации по питанию для начинающих балерин?

Т.Ф.: Есть такое понятие, как «культура питания». Важно понять, что очень вкусно, к примеру, в салатный лист завернуть кусок сыра или ветчины, не обязательно класть на булку или хлеб. Жареная картошка, пироги, торты… человеку, который пришел в балет, это все надо резко разлюбить. И тому, кто их будет предлагать, отвечать: «Я не люблю сладкое, мне больше нравится отварное мясо и овощи» (смеется). Я, например, только на пенсии попробовала, как это может быть вкусно – молоко с пряником.

Если ты отдаешься профессии, то понимаешь, что люди приходят смотреть на красоту, а не на складки или толстые ноги. Балетная пачка создана для очень худых тел. И потом жалко же кавалера, мужчины во время танца вынуждены испытывать большие нагрузки. Нужно уважительно относиться к своему партнеру.

Tatjana-Frolova-zhizn-na-sceneРед.: А насколько серьезные физические нагрузки испытывает балерина?

Т.Ф.: Очень большие. И многие их не выдерживают, уходят. А некоторые втягиваются. Уже на первом году становится понятно, будет ли человек танцевать. Для этого надо много работать. Я вот по ребенку сразу вижу, останется ли он в балете. Бывает и такое, что приходит человек со средними данными, но он настолько целеустремлен, что достигает успеха.

Ред.: Как вы считаете, претерпела ли изменения балетная школа за последние десятилетия?

Т.Ф.: Безусловно. С одной стороны – в балет прочнее вошел спорт, он стал зрелищнее, хорошая растяжка, пластика, прыжки, невероятные поддержки. Это огромный плюс, особенно в современной хореографии. Но есть и другая сторона медали: ушло именно то, что всегда нашу русскую балетную школу отличало от западной: у нас всегда в танце была душа, мы никогда не могли спутать великую Уланову с Плисецкой, или Максимову с Семенякой. Потому что у каждой было свое, внутреннее. Когда я сейчас смотрю на балерин, вижу красивых, высоких, худых, подтянутых девушек, вот только внутренний мир в них отсутствует, нет наполнения. Это ушло, именно за это мне обидно.

Денис Анисимов

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

117 queries in 0,512 seconds